ГЛАВА VII. Об одиннадцатом роге четвертого зверя

ГЛАВА VII. Об одиннадцатом роге четвертого зверя

И смотрел Даниил на рога зверя, «и вот, вышел между ними еще один небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним; и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно»[21]; — и «но виду он стал больше прочих» и рог этот «вел брань со святыми и превозмогал их»; и тот, кто стоял подле и давал Даниилу изъяснение видения, сказал ему, что «десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничижит трех царей и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничная времена и закон; и они преданы будут в руку его до времени и времен и полу времени» (Дан, 7, 28).

Цари употреблены здесь, как и выше, в смысле царств; и, следовательно, небольшой рог означает небольшое царство. То был рог 4-го зверя, и он с корнем исторгнул три из прежних рогов его; и поэтому мы должны искать его между нациями Латинской империи, после возникновения 10 рогов. Но это было царство, отличное от прочих 10 царств, имеющее жизнь или душу совсем особую с глазами и устами. Благодаря своим глазам, оно было Прозорливцем; а благодаря устам, говорящим высокомерно и изменяющим времена и законы, оно было Пророком и вместе Царем. Таким провидцем, пророком и государём является Римская Церковь.

Епископ, в буквальном смысле слова значит «надзиратель», «блюститель», — и уделом этой Церкви стала вселенская епископия, т. е. как бы вселенский надзор.

Своими устами она предписывает законы королям и народам, как непререкаемый оракул; она заявляет притязание на непогрешимость и на безусловную обязательность ее велений для всего мира, что свойственно лишь пророку в высшем значении этого слова.

В 8-м столетии, подчинив себе Равеннский экзархат и королевство Ломбардов, Сенат и герцогство Римское, папство из этих владений составило для себя удел Св. Петра; и вследствие этого стало светским государством или рогом 4-го зверя.

В небольшой книжке, напечатанной в Париже в 1689 г. под заглавием «Историческое рассуждение относительно некоторых чеканенных в Риме монет Карла Великого, Людовика Благочестивого, Лотаря и их преемников», установлено, что во времена папы Льва X в Ватикане была выставлена для публичного обозрения надпись в честь Пипина, отца Карла Великого, следующего содержания:

«Риришит рииш primum fuisse, qui amplificandae Ecclesiae Romanae viam aperuerit, Exarchatu Ravennate et plurimis aliis ablatis». «Пипин Благочестивый первый открыл Римской Церкви путь к величию, принеся ей в дар Равеннский экзархат и многие другие пожертвования». Да и во время царствования Грациана и Феодосия Римские епископы жили роскошно; но это происходило благодаря щедрым пожертвованиям знатных римских матрон, как пишет Аммиан.

После же царствования этих императоров Италия подверглась нашествию варваров и не могла освободиться от смут до падения Лонгобардского королевства. И лишь благодаря победе Римского епископата над Греческим императором, Лонгобардским королем и Римским Сенатом, Римская Церковь приобрела так называемый удел Св. Петра и достигла своего величия. Что касается дара Константина Великого, — то это не больше, как вымысел; то же нужно сказать и о принесении в дар папе Арипертом, королем Лонгобардским, Готских Альп, ибо Готские Альпы составляли часть экзархата и во времена Ариперта принадлежали Греческому императору.

Молитвенное призывание умерших и почитание их изображений вводилось постепенно в 4-м, 5-м, 6-м и 7-м столетиях, но Греческий император Филиппик высказался в 711 или 712 г. против этого обычая[22].

В 726 г. император Лев Исаврянин[23], чтобы положить этому конец, издал, но совету близких ему придворных, а также епископов, эдикт против почитания икон и написал папе Григорию II письмо, в котором указывал на необходимость созвать вселенский собор. Папа действительно созвал собор в Риме, но на нем подтвердил почитание икон; вместе с тем он отлучил Греческого императора от Церкви, разрешил народ от верноподданнической присяги императору и воспретил платить подати и вообще повиноваться ему. Тогда народы Рима, Кампаньи, Равенны и Пентаполиса, вместе с подчиненными им городами, с оружием в руках восстали против правителей, убили экзарха Павла Равеннского и отстранили Петра, дуку Римского, предварительно ослепивши его; когда нее Эксгилерат, дука Кампании, стал возбуждать народ против папы, то Римляне вторглись в Кампанию и убили его вместо с его сыном Адрианом. Тогда новый экзарх Евтихий, явившись в Неаполь, послал тайных убийц, чтобы лишить жизни папу и римских нобилей; но заговор был открыть и Римляне совершенно отложились от Греческого императора и приняли присягу охранять жизнь папы, защищать его владения и во всем повиноваться только его власти. Таким образом Рим вместе с дукатством, включая сюда часть Тосканы и Кампаньи, восстал в 726 г. против власти императора и стал независимым государством под управлением Сената. Власть Сената в делах государственного управления стала абсолютной, авторитет же папы распространялся только на дела церкви[24].

В то же самое время Лонгобарды, будучи ревностными почитателями икон, под предлогом содействия делу папы, вторглись в города экзархата; в конце концов, в 762 г. они взяли Равенну и положили конец существованию экзархата. И это было первое ив трех царств, которое пало перед небольшим рогом[25].

В 761 г. папа Захарий низложил Хильдериха, ленивого и беспомощного короля Франции, последнего из дома Меровингов, и, разрешив подданных его от подданнической присяги, вручил королевскую власть Пипину, мажордому, чем и приобрел себе нового могущественного друга[26]. Преемник этого папы Стефан III, предпочитая иметь дело с Греческим императором, чем в Лонгобардами, явился на следующий год к Лонгобардскому королю, стараясь убедить его возвратить экзархат императору. Так как король на это не согласился, то папа отправился во Францию и убедил Пипина отобрать у Лонгобардов экзархат и Пентаполис и принести их в дар св. Петру.

Вследствие этого Пипин в 764 г. пришел с войском в Италию и вынудил у Аистульфа, короля Лонгобардов, обещание сдаться, но Аистульф, напротив того, чтобы отомстить папе, на следующий год осадил Рим. Тогда папа обратился к Пипину с посланиями, в которых писал, что если он не выступить немедленно против Лонгобардов, то «pro data sibi potentia alienandum fore a regno Dei et vita aeterna» («по данной ему власти он отлучит Пипина от царства Божия и вечной жизни»). Вследствие этого Пипин, всем обязанный Римской Церкви, опасавшийся к тому же восстания своих подданных, немедленно прибыл с войском в Италию, освободил Рим, сам осадил Лонгобардов в Павии и принудил их передать экзархат и область Пентаполиса папе в вечное владение. Таким образом папа стал государем Равенны и всего экзархата, за исключением нескольких городов; ключи же городов были отосланы в Рим и положены у св. Петра, т. е. на его раку в главном алтаре in signum ueri perpetuique dominii, sed pietate Regis gratuita («в знак справедливого и вечного владения и по благочестивой щедрости короля»), — как гласит надпись на монетах Пипина. Это произошло в 766 г. по P. X. Став, таким образом, светскими государями, папы с этой поры в своих посланиях и буллах перестали употреблять даты царствований Греческих императоров, как он�� делали это до того времени[27].

Когда после этого Лонгобарды напали на папские владения, то папа Адриан послал за помощью к Карлу Великому, сыну и преемнику Пипина. Карл явился в Италию с войском, вторгся в области Лонгобардов, завоевал их королевство и возвратил папе не только то, что Лонгобарды отняли у него, но также и остальные части экзархата, которые они обещали еще Пипину сдать папе, но удерживали за собой; точно также он подарил папе несколько городов в самой Ломбардии, и в вознаграждение за все это был провозглашен Римлянами патрицием и получил власть утверждать папские выборы. Это произошло в 773 и 774 г. Королевство Лонгобардов было вторым царством, павшим перед «небольшим рогом». Но Рим, который должен был стать столицей этого рога, пока еще не принадлежал ему[28].

В 796 г. Лев III, став папою, известил о своем избрании Карла Великого через своих легатов, послав ему в качестве почетного дара золотые ключи от исповедальни св. Петра и знамя города Рима: первые — в ознаменование того, что папа получил власть над народами экзархата и Ломбардии по указу Карла; второе — в знак того, что Карл должен подчинить папе сенат и народ Римский так же, как он сделал это с экзархатом и Лонгобардским королевством. Ибо папа в то же время желал, чтобы Карл послал в Рим кого-либо из своих паладинов, чтобы тот подчинил ему Римский народ и связал его присягой на верность и подданство — in fide et subjectione, как воспроизводить слова папы Сигоний. Анонимный поэт в поэме, напечатанной Вэклером в Страсбурге, так изображаешь это событие:

Admonuitque piis precibus, qui mittere vellet

Ex propriis aliquos primoribus, ac sibi plebem

Subdere Romanam, servandaque foedera cogens

Hanc fidei sacramentis promittere magnis.

(И убедил папа Карла Великого мольбами, исполненными религиозного пыла, послать к нему кого-нибудь из приближенных, чтобы подчинить ему Римский плебс и взять с него великие клятвы на верность и подчинение).

Вследствие этого между папой и городом возникли раздоры; и Римляне два или три года спустя, при содействии некоторых чинов клира, возбудили против папы такие смуты, что это положило основание новому порядку вещей на всем Западе. Ибо двое членов клира возбудили против папы обвинение в ряде преступлений, и Римляне схватили его, вовлекли с него священническое одеяние и заточили в монастырь. Но при помощи друзей папе удалось бежать в Германию к Карлу Великому, которому он принес жалобу на Римлян, обвиняя их в том, что они восстали против него без всякого основания, чтобы только сбросить с себя власть церкви и восстановить свою былую свободу. Во время отсутствия папы его обвинители вооруженною силою опустошили Церковную область и со своей стороны послали на него жалобу Карлу Великому. Карл в конце того же года отправил папу назад в Рим, в сопровождены большой свиты. Сопровождавшие папу французские нобили и епископы, по прибытии в Рим, подвергли обвинителей допросу и послали их к Карлу под стражей. Это произошло в 799 г. На следующий год Карл прибыл в Рим сам и в назначенный день созвал из итальянских и франкских епископов, под своим председательством, собор с целью выслушать обе стороны[29]. Но в тот момент, когда настала очередь говорить обвинителям папы, собор объявил, что тот, кто сам является верховным судьей всех людей, может быть судим никем иным, как только им же самим. Тогда папа торжественно объявил перед всем народом о своей невиновности, после чего его сочли оправданным.

Вскоре после того, на Рождество, Римский народ, сам избивавший себе до той поры епископов и считавший за собой и за своим сенатом наследственные права древнего сената и Римского народа (Senatus Populnsque Romanus), провозгласил Карла императором и признал над собою его верховную власть в том же смысле, как древняя империя и сенат подчинялись древним Римским императорам. Папа короновал его, помазал св. миром и на коленях воздал ему поклонение — так, как в древности поклонялись римским императорам. Событие это упомянутый выше поэт описывает такими словами:

Post laudes igitur dictas et summus eundem

Praesul adoravit, sicut mos debitus olim

Principibus fuit antiquis.

(После хвалебной речи верховный первосвященник склонился перед Карлом по обычаю, некогда установленному в честь древних императоров).

Император с своей стороны произнес папе следующую присягу: «In nomine Christi spondeo atque polliceor, Ego Carolus Imperator coram Deo et beato Petro Apostolo, me protectorem ac defensorem fore hujus sanctae Romanae Ecclesiae in omnibus utilitatibus, quotenus divino fultus fuero adjutorio, prout sciero poteroque» (т. е. «во имя Христа я, император Карл, обязуюсь и обещаюсь перед Богом и блаженным апостолом Петром быть покровителем и защитником сей святой Римской церкви и во всякой нужде буду опорой ее при помощи Божией, поскольку достанет сил и разумения»), Император был избран также римским консулом, а сын его Пипин был коронован королем Италии; и с тех пор император присвоил себе следующий титул: «Carolus serenissimus Augustus, a Deo coronatus, magnus, pacificus, Romae gubernans итрегишп», или «Imperator Romanorum» (т. е. «Карл, светлейший август, коронованный Богом, великий, миротворец, правитель Римской империи», или «Император Римлян»); и за него стали молиться в римских церквах. Его изображение с тех пор стало чеканиться на римских монетах. В то же время враги папы в числе 300 Римских граждан и двух или трех сот клириков были приговорены к смертной казни. 300 Римских граждан были обезглавлены в один и тот же день на Лютеранской площади, клирики же, благодаря предстательству папы, были прощены и изгнаны во Францию. Таким образом, титул Римского императора, до сих пор принадлежавший Греческим императорам, этим актом был перенесен на Запад, к королю Франции.

После всего этого Карл подарил город и дукатство Римское папе, с сохранением однако подчиненности их себе самому, как императору Римлян[30]. В продолжение всей зимы затем он приводил в порядок римские дела и дела апостолическое епископии, а также всей Италии — как гражданские, так и церковный, — и создавая для них новые законы, а летом возвратился во Францию, оставив Рим под управлением Сената, но под верховной властью папы и своей собственной. — Узнав же, что его новые законы не соблюдаются ни судьями, которые должны были применять их, ни народом, который обязан был им подчиняться, и что знатные люди насильно обращают простолюдинов в рабство, отнимают у церквей и монастырей слуг, принуждают их работать в своих виноградниках, полях, пастбищах и домах, вымогают у них скот, вино и обижают церкви, — Карл писал своему сыну Пипину, чтобы тот принял меры против этих злоупотреблений, позаботился о церкви и наблюдал за исполнением законов.

Сенат, народ и правительство Рима я считаю за третьего царя (и самого главного из трех), низвергнутого небольшим новым рогом. Ибо этот народ избирал папу и императора; а теперь, избрав императора, и назначив его консулом, он может быть признан в силе и значении преемником древнего Римского сената и народа.

Этот город был метрополией древней Римской империя, изображенной в пророчестве Даниила в виде 4-го зверя, по подчинении сената, народа и дукатства он стал метрополией малого рога 4-го зверя и дополнил собою наследие св. Петра, которое и было царством этого рога. Сверх того, эта победа сопровождалась более важными последствиями, чем победы над двумя другими царствами. Ибо она повлекла за собою установление Западной империи, которая продолжает свое существование до сего дня. Она поставила папу выше юрисдикции Римского сената и выше юрисдикции собора итальянских и франкских епископов, и даже выше всякой человеческой юрисдикции, и дала папе полное верховенство над западными церквами и их соборами. Она дала ему «вид больший, нежели у прочих», так что, когда эта новая религия укрепилась в умах людей, то он вступил в борьбу не только с королями, но даже с самим Западным императором. Достойно также замечания, что обычай целования папской ноги, — почесть высшая, нежели все почести, воздаваемые королям и императорам, — получил свое начало около этого же времени. Вот некоторые доказательства тому из IX-го века: Платина рассказывает, что ногу папы Льва IV целовали по старому обычаю все, кто являлся к нему; некоторые же говорят, что обычай этот установил Лев III, ссылаясь на то, что руки его оскверняются поцелуями женщин. Папы начали также около этого времени канонизировать святых, продавать индульгенции и прощения грехов; при этом некоторые доказывают, что инициатором всех этих вещей был папа Лев III.

Следует далее заметить, что Карл Великий между 775 и 796 гг. завоевал всю Германию от Рейна и Дуная на север до Балтийского моря и на восток до p. Tisia (Тисса), распространив также свои завоевания в Испании до р. Эбро; этими завоеваниями он положил основание новой империи; в то же самое время он распространил римско-католическую религию во всех завоеванных странах, заставив Саксов и Гуннов, которые были язычниками, принять римское исповедание и разделив все свои северные завоевания на епископства; при этом он установил десятину в пользу клира и «обол св. Петра» в пользу папы. Благодаря всему этому Римская церковь чрезвычайно расширилась, обогатилась, возвеличилась и укрепилась.

В упомянутом выше «Рассуждении о некоторых чеканенных в Риме монетах Карла Великого, Людовика Благочестивого, Лотаря и их преемников» есть описание мозаичной картины, исполненной по приказанию папы Льва III в память посылки Карлу Великому хоругви или знамени города Рима; мозаика эта была помещена в папском дворце близ Латеранского собора и находилась там еще во время опубликования упомянутого «Рассуждения». На мозаике изображен св. апостол Петр с тремя ключами на чреслах, протягивающий правой рукой паллиум папе, а левой — хоругвь Рима Карлу Великому. Под изображением папы была надпись: SCISSIMUS D. N. LEO Р. Р; под изображением короля — В. N. CARULO REGI; а под ногою апостола Петра: ВЕАТЕ, PETRE, DONA VITAM LEONI Р. Р, ЕТ VICTORIAM CARULO REGI DONA.

Эта мозаика - памятник дает Карлу титул короля, и, следовательно, он был воздвигнуть ранее, чем Карл сделался императором. Он был воздвигнут, когда ап. Петр передал папе паллиум, а папа послал хоругвь города Рима Карлу, — т. е. в 796 г. Изображенный выше слова: Sanctissimus Dominus noster Leo Papa Domino nostro Carulo regi (т. е. святейший господин наш папа Лев господину нашему королю Карлу) относится к посольству, а слова, начертанные внизу мозаики — Beate Petre, dona vitam Leoni Papae et victoriara Carulo regi dona — представляют молитву, чтобы Господь сохранил жизнь папе Льву и даровал победу королю Карлу над Римлянами. Три ключа у чресл св. Петра означают ключи трех частей его наследия, т. е. Рима с его областью, на который папа заявлял свои притязания, Равенны с экзархатом и территорий, отнятых от Лонгобардского королевства, после недавних побед.

Это и были те самые три владения, ключи которых изображены у пояса апостола Петра (короны этих же владений папа и поныне носит на голове) и благодаря завоеванию которых папа стал малым рогом 4-го зверя. Тем, что an. Петр подавал папе паллиум правой рукой, а знамя города королю левой, я что имя папы упомянуто впереди имени короля, давалось понять, что папа признавался в высшем достоинстве, нежели цари земные.

После смерти Карла Великого его сын и наследник Людовик Благочестивый по настоянию папы подтвердил дар своего деда и отца Римской епископии[31]. В своей конфирмации он впервые распространяете пределы Рима и Церковной Области до Тосканы и Кампаньи; затем он закрепляет за папой Равеннский экзархат с Пентаподисом и в-третьих, земли, отнятые у Лонгобардов. Эти три области подчинились, таким образом, папе, и он правил ими от лица императора для пользы церкви eub integritate, т. е. всецело, с полною своею юрисдикцией и без вмешательства императора — разве только по особому приглашению в некоторых случаях. Эта ратификация императора Людовика была скреплена клятвой его, и подобно тому, как сам он в качестве короля Остроготского в подтверждение того, что он правил Италией от имени Греческого императора, чеканил монеты с изображением императора на одной стороне и своим на другой, — так и нала дал Западному императору такое же признание своей зависимости: папа начал теперь чеканить монету и с тех пор, в продолжение многих лет, римские монеты имели на одной стороне бюст императоров Карла, Людовика Благочестивого, Лотаря и их преемников, а с другой — папские надписи.

Таксономия: